• В сентябре муниципальное образование Коломяги приготовило для юных жителей округа и их родителей экскурсию в деревню Кобона. Название этого места, возможно, многие из читателей видят в первый раз. В школьной программе деревня упоминается вскользь, и добраться до нее на общественном транспорте непросто. Автобус из Кировска заезжает в Кобону дважды в день, но пассажиров в нем практически нет. Разве что 1–2 человека, и то один из них — заведующий местным музеем, у которого машина временно в ремонте.

    Главные посетители рыбацкой деревушки Кобоны — это люди, пережившие блокаду Ленинграда. С каждым годом их становится все меньше. Сейчас в основном это ветераны, которые были совсем маленькими на момент начала блокады. Когда их привозят в Кобону, чтобы почтить памятные даты, некоторые спрашивают у гида: «А зачем мы сюда приехали?». На что заведующий государственным музеем «Кобона: Дорога жизни» Сергей Марков им отвечает: «Сейчас я вам объясню!».

    Во время Великой Отечественной войны эвакуация жителей блокадного Ленинграда происходила по Дороге жизни. Путь блокадников состоял из нескольких этапов: по железной дороге от Ленинграда до Ладожского озера, затем на автомашинах через Ладожское озеро, а потом вглубь страны железнодорожным или водным транспортом. Один ветеран вспоминает, как сел на поезд в Кобоне, переехал через Урал и в итоге оказался в Ташкенте.

    Кобона была главным военно-транспортным узлом на Дороге жизни. Здесь эвакуированных жителей впервые хорошо кормили, отогревали и отправляли подальше от военных действий. Привезенным блокадникам полагался обед и сухой паек в дорогу. Местным жителям было тяжело смотреть на исхудавших и ослабевших детей, но им строго-настрого запрещалось их подкармливать. Организм мог не вынести обильного приема пищи после долгого голодания. Многие нашли в Кобоне свое последнее пристанище, не пережив поездку по Дороге жизни. Сотни ленинградцев похоронены на местном кладбище.

    Кормили блокадников в здании трехклассной школы, где сейчас располагается музей. Одна из экспозиций современного музея и представляет тот школьный класс с четырьмя партами — население в Кобоне всегда было немногочисленным. Класс воссоздан по чертежам того времени. На школьных партах стоят чернильницы и лежат прописи 40-х гг. Экскурсантам разрешается посидеть за партой и порисовать на листках с прописями.

    После обеда блокадников отправляли в храм Николая Чудотворца на ночлег. Пожалуй, это главное место спасения ленинградцев и единственное место в Кобоне, которое не подвергалось обстрелу. В середине XIX века в крест храма были вмонтированы граненые хрустальные пластины, чтобы использовать его как маяк. Когда солнечный свет попадал на эти пластины, от вершины храма исходили разноцветные лучи. Благодаря этой особенности фашисты считали храм важным ориентиром, и ни одна бомба за время войны сюда не упала. Храм Николая Чудотворца сейчас открыт для посещения, в нем проводятся службы. Здесь можно не только помолиться, но и посмотреть воочию на светоотражающую пластину, которая спасла жизнь более полумиллиона блокадников.

    На берегу озера в Кобоне располагается памятник еще одному объекту, спасавшему жизни во время войны, — так называемой «полуторке», автомобилю Газ-АА Нижегородского завода. Очень простая, надежная и легкая машина идеально подходила для поездок по ледовой трассе. В марте 2014 года этот автомобиль был частично поднят со дна озера подводно-поисковой экспедицией, в которую входил и заведующий музеем, по совместительству водолаз. Машину собрали по частям, отреставрировали, а местный Кулибин смог починить двигатель. Теперь «полуторка» не только выполняет функцию памятника, но и принимает непосредственное участие в параде на 9 мая: после 70 лет под водой автомобиль по-прежнему может ездить по дорогам.

    В годы войны лучшие машины отправлялись на фронт, поэтому техническое состояние автомобилей, использовавшихся на Дороге жизни, было очень низким. Как говорил нам гид, «они как бы ездили». Машины постоянно ремонтировались. Водители выполняли до пяти рейсов в сутки, ездили с открытыми дверцами кабины, чтобы успеть выскочить в случае ухода машины под воду. В кабине водителя всегда висел котелок с гайками, которые гремели и не давали заснуть. Имена и фамилии водителей Дороги жизни сейчас написаны на щитах, выставленных в центре деревни. Координаторы проекта собирают биографии и фотографии бывших блокадных шоферов.

    Немаловажную роль играли и регулировщицы на Дороге жизни. Они следили за соблюдением маршрутов, а в случае обнаружения на ледовой трассе опасных мест должны были переносить метки в обход опасностей.

    Отдельно нужно упомянуть Кобоно-Кареджский порт, который сразу же после окончания блокады ушел на дно таким же удивительным образом, как и появился. Он был построен в кратчайшие сроки: за пять месяцев в пяти километрах от немцев было возведено 13 пирсов. Здесь был также проложен трубопровод для горючего и подземный кабель для передачи электроэнергии в Ленинград. В строительстве трубопровода принимала участие единственная на тот момент в мире женщина-водолаз Нина Соколова. Во время работы на Ладоге она была дважды ранена. Сумма часов ее пребывания под водой составляет 644 часа, то есть почти 27 суток.

    О Кобоне можно говорить бесконечно. Сыгравшая важнейшую роль в истории нашей страны, эта живописная деревушка продолжает активную жизнь и сегодня — в настоящее время она является идеальным местом для любителей рыбалки, здесь круглый год работает база отдыха, которая предлагает туристам насладиться замечательными пейзажами Приладожья.


    Текст: Мария Легашова, МО Коломяги
    Фото: Новости Приморского района Санкт-Петербурга
    Разделы:
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4